Почему женщины соглашаются на низкооплачиваемую работу

Сергей Новичков
Почему женщины соглашаются на низкооплачиваемую работу
Заработная плата российских женщин на 26% ниже, чем у мужчин. Средняя зарплата по итогам 2015 года у мужчин в России составляла 38,6 тыс. рублей, у женщин — 28 тыс. рублей. Почему женщины соглашаются на менее оплачиваемую работу?

В мире тоже ситуация не слишком радужная. Ситуация с гендерным неравенством в мире ухудшилась в 2017 году впервые за всю историю подсчета этого показателя, отмечает Global Gender Gap Index (индекс гендерного разрыва), который публикует Всемирный экономический форум (ВЭФ). Показатели ухудшились во всех четырех основных областях: образование, здравоохранение и выживание, экономика и карьера, а также политические права. Особенное беспокойство экспертов вызывают последние две области, где наблюдался самый большой гендерный разрыв.
Ни одной стране мира пока не удалось достичь полного равенства между полами. Ближе всего к этому подошла Исландия - ей удалось закрыть 88% гендерного разрыва. За ней следуют Норвегия, Финляндия, Руанда и Швеция. В первую десятку вошли также Никарагуа, Словения, Ирландия, Новая Зеландия и Филиппины.

Россия в общем рейтинге рухнула с 49-го на 71-е место из-за существенной потери позиций в сфере экономики и образования. В России гендерный разрыв в доходах, по данным МОТ, составляет около 24%, это значит, что на каждый рубль, заработанный мужчиной, женщина в среднем зарабатывает 76 копеек. Тем не менее, в образовании страна имеет практически идеальные показатели равенства, как и в медицине. По медицинским показателям (смертность младенцев, продолжительность жизни мужчин и женщин) РФ занимает 1-е место в мире.

На все согласные: женщины выбирают малооплачиваемую работу сами

Различия в оплате труда сами по себе не являются ни необходимыми, ни достаточными для утверждений о прямой дискриминации на рабочем месте. В странах, где обеспечен равный доступ мужчин и женщин к образованию, в том числе в России, значительная часть «гендерного разрыва» объясняется распределением мужчин и женщин по отраслям и профессиям. Женская рабочая сила часто сконцентрирована в не самых высокооплачиваемых профессиях: школьное образование, уход за детьми, здравоохранение и т.д. Женщины вынуждены искать работу, обеспечивающую определенную гибкость графика.

Внутри одной профессии причиной разрыва в доходах становится нелинейная схема компенсации, например, финансовые и юридические компании непропорционально много платят за переработку часов, к которой женщины, как правило, готовы реже мужчин. Это означает, что женщины, на которых лежит основная часть домашних обязанностей и ухода за детьми, оказываются в проигрышном положении и с точки зрения карьерного продвижения. Вера в карьерные преимущества мужчин (а ее, по данным Левада-центра, разделяют 58% женщин и 46% мужчин) заставляет женщин снижать уровень своих притязаний, а то и вовсе бросать поиски работы.

При каждодневном столкновении с государством (разного рода социальными службами) все мы встречаем в этих «собесах» женщин разного (чаще всего молодого возраста). Они не выглядят особо счастливыми, работают и вправду за небольшую зарплату, и частенько вымещают свое отношение к жизни на нас, сердешных. Можно бесконечно сетовать на то, что бюджетникам (по факту чаще всего – «бюджетницам») мало платят. Но отметим для себя два немаловажных обстоятельства: первое - они сами на это соглашаются, спросу почти никакого, ответственности тоже, работа (чаще всего) не бей лежачего. Уволить, практически, невозможно – найти нового человека на такую работу очень непросто.

Второй вопрос не менее важен: зачем нам столько «бюджетников»? При всех причитаниях на низкую оплату труда, давайте признаемся сами себе – бюрократия, наросшая на «социалке» во много раз превышает количество действительно лечащих и учащих. И у этой бюрократии «женское лицо».


Бизнесу нужна эффективность, а не постоянные больничные

Если с госсектором наличие женского присутствия понятно и (даже) в известной степени оправдано, с бизнесом ситуация несколько иная. Кто-то из нас пробовал поставить себя не место работодателя? Давайте признаемся: в реальной ситуации работодатель отдаст предпочтение мужчине (пускай без большого опыта работы), чем женщине (тем более молодой).

Если девушка еще не познала счастья брака - это значит (с большой вероятностью) служебные романы и/или (с еще большей вероятностью) скорое замужество. А это значит скорый декретный отпуск и неизбежные дополнительные расходы самой компании, нагрузка и на весь коллектив: остальные будут работать «за себя и за ту девушку». Если женщина замужем – это неизбежные больничные по болезни ребенка, а значит, снова неизбежные финансовые потери.
Нет слов, гендерный баланс (как и любой другой – этнический или возрастной) в бизнесе важен. Женщины, как правило, более усидчивы, более дотошны, и зачастую более креативны, чем мужчины. Но стремление многих компаний «быть в тренде» и вводить специальные квоты для женщин, в том числе по составу в советах директоров, выглядит зачастую явным перебором. Вообще, чрезмерное внимание к вопросам пресловутой «диверсификации» зачастую нервирует персонал и отвлекает от основной работы. В конце концов – не важно, какого ты цвета кожи, возраста, пола или даже сексуальной ориентации, важно каков ты в деле.

Сергей Гуриев, главный экономист Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), считает, что «для создания равных возможностей [мужчин и женщин] нужно делать простые вещи, связанные с гибкими часами работы, с работой из дома, оплатой детского сада. Вещи, которые помогают решить женщинам насущные проблемы, которые не стоят перед мужчинами. Нужно создать клуб женщин и спросить у них: «Какие у вас проблемы при работе в нашей компании?» Женщины вам все расскажут. Обычно крупными компаниями руководят мужчины, которые даже не догадываются о том, какие есть проблемы у работающих в этих компаниях женщин».

Налог на успех

Однако корень зла в дискриминации по зарплате находится (по крайней мере, в известной степени) в семье. В классическом советском фильме "Москва слезам не верит» герой картины (не вполне мотивировано) бросает любимую (?) женщину только потому, что она оказывается директором предприятия. Знакомая картина, не правда ли?
Ученые выяснили, что критическую роль играют нормы «гендерной идентичности», согласно которым в паре мужчина должен зарабатывать больше женщины. Данные свидетельствуют, что приближение заработков женщины к критическому рубежу 50% от бюджета пары нередко заставляет ее искусственно сокращать предложение труда, чтобы не ставить брак под угрозу. Другими словами, успех женщины облагается своеобразным налогом, в том числе в самых развитых экономиках.

Согласно Всемирному обзору ценностей, в России 23% респондентов соглашаются с утверждением «Если женщина зарабатывает больше своего мужа, то это наверняка вызовет проблемы», и только 34% уверенно отвергают его (для сравнения: в США 12 и 56% соответственно). Рациональная реакция на подобные ограничения — сдерживать свой потенциал.

Можно согласиться со словами основателя Всемирного экономического форума Клауса Шваба: «Из-за гендерного неравенства мир лишается огромного неиспользованного ресурса. Необходимо преодолевать гендерные предубеждения». Пока же в докладе Всемирного экономического форума «Глобальный доклад о гендерном разрыве – 2017» отмечается: чтобы преодолеть разрыв в правах мужчин и женщин ждать придется целых 100 лет (раньше предполагалось, что это займет 83 года). Это в среднем. Для того, чтобы уравнять сильный и слабый пол в сфере труда, потребуется гораздо больше времени: 217 лет. Так что есть чем заняться в ближайшее время.

15.05.2018