Охрана труда в России: 100 дорог, а какая верней других ведёт к Храму Безопасности?

Аналитическая служба
Охрана труда в России: 100 дорог, а какая верней других ведёт к Храму Безопасности?

Эффективна ли политика Минтруда РФ, есть ли будущее у СОУТ, на сколько качественно учат специалистов по охране труда – на эти и другие вопросы ответили приглашенные редакцией журнала «Протруд» эксперты в ходе презентации данного проекта. Некоторые ответы вполне предсказуемы, другие – могут перевернуть привычные многим представления об охране труда в России.

15 декабря 2016 года в рамках выставки «Безопасность и охрана труда» состоялась презентация нового портала и аналитического журнала по охране труда и промышленной безопасности «Протруд».

Во время презентации редакция журнала «Протруд» организовала блиц-опрос экспертов в области охраны труда по наиболее острым и актуальным проблемам. Участие в опросе приняли директор Института безопасности труда, производства и человека Пермского национального исследовательского политехнического университета профессор Григорий Файнбург, заместитель директора по операционной деятельности по вопросам промышленной и экологической безопасности и охраны труда ЗАО Корпорация «Тольяттиазот» Виталий Дмитрук, заведующий лабораторией техники безопасности Научно-исследовательского института охраны труда в г. Иваново Олег Зимин и руководитель отдела Охраны труда Ecostandard Group Мария Коновалова.

Среди тем, затронутых на блиц-опросе, были эффективность работы Минтруда России в части нормативно-правового обеспечения отрасли, ответственность работодателей за нарушения в сфере охраны труда, будущее СОУТ и другие. Дискуссия получилась интересной, и в этом материале мы приводим некоторые прозвучавшие мнения.

Минтруд старается

Один из вопросов, заданных редакцией «Протруд», касался того, насколько эффективна в последние годы политика, проводимая Министерством труда и социальных отношений РФ. В целом, все участники опроса сошлись на том, что Минтруд старается, есть прогресс, но полного решения насущных проблем для практиков пока не достигнуто. Так, например, Виталий Дмитрук отметил, что несмотря на то, что благодаря появлению ГОСТ 12.0.230.1-2015 по системе управления охраной труда и здоровья персонала мы, наконец, гармонизировались с требованиями OHSAS 18001, получили методологию, нацеленную на предупреждение несчастных случаев и профзаболеваний и основанную на риск-ориентированном подходе, специалистам, тем не менее, не дали пока конкретики в оценке профессиональных рисков.

«В СОУТ имеется требование оценки профессиональных рисков. Ну и что? Это все равно, что сказать, что для того, чтобы быть счастливым, надо обладать, утрирую, хорошей семьей, любимой работой, средствами и т.п. Но как достичь этого счастья? Специалистам нужна конкретная, объективная методика количественной оценки профессиональных рисков, зависящих от определенных опасностей. А сейчас на голову работодателя опять повесили проблему: думай сам, ты должен обеспечить, это твоя ответственность, какую методику создать и работать без травм и профзаболеваний. Если в результате она окажется плохой, нас, наверное, будут журить. Так сообщите, какие методики рекомендуются. Мы ждали, что будет хотя бы методологическая помощь. Вот когда это случится, тогда я скажу, что Регулятор сделал свое дело. Я очень ценю Минтруд, но ожидаю от него также помощи в решении насущных, важных для практиков методологических и практических вопросов, а не просто выверенных правовых формулировок. Поэтому, в целях повышения объективности оценки профессиональных рисков хотел бы просить Министерство труда и социальной защиты РФ поручить разработать типовые методики количественной их оценки в зависимости от идентифицированных опасностей для характерных производств различных отраслей промышленности. Желательно при этом регламентировать порядок оценки кумулятивных и синергетических эффектов, а также психологическое состояние работников», – заключил В.Дмитрук.

В целом, судя по всему, решения этих самых практических проблем можно ожидать от регулятора в ближайшее время благодаря тому, что теперь Минтруд широко использует обсуждение всех готовящихся нормативных документов и учитывает мнение профессионалов. Как отметил Олег Зимин, «никогда раньше документы не обсуждались регулятором столь широко. Сейчас идет длительная дискуссия по каждому проекту, а значит должен быть эффект, потому что все решения принимаются с учетом мнения широкого круга профессионалов.

Но Минтруд взял на себя очень трудную задачу: формирование условий экономической заинтересованности работодателей в создании безопасных условий труда. Нам, специалистам по охране труда, необходимо принять активное участие в этой работе и надеяться, что у министерства найдутся эффективные решения».

Эксперт подчеркнул важность участия профессионального сообщества в регулировании отрасли. Особенно с учетом того, что Минтруд в настоящее время работает над расширением полномочий общественных, в том числе, саморегулируемых организаций.

Важность рискориентированного подхода отметила и Мария Коновалова. По ее мнению, в настоящее время есть подвижки по сравнению с предыдущими периодами, которые имеют прозападное направление, то есть рискориентированный подход. Но есть определенные сложности. «В России необходимо учитывать наш менталитет, отношение сотрудников к своему труду и к своему рабочему месту. Поэтому быстрых решений тут ожидать не стоит», – отметила она.

Положительно, хотя и с некоторыми оговорками, оценил деятельность Минтруда и Григорий Файнбург. «И слепая лошадь везет, коли зрячий на возу сидит» – так охарактеризовал работу Минтруда эксперт. По его словам, 30 лет назад никто вообще не мог понять, что такое охрана труда в рыночных условиях. А сегодня уже очень сложно чему-то учить людей на предприятиях, потому что там есть и система анализа риска, и система управления охраной труда, и все прочее. Однако до сих пор не работает не только прописанная в Концепции демографической политики экономическая стимуляция работодателя к сокращению смертности на основе анализа профессиональных рисков, но отсутствует экономическая стимуляция самих работников. Без этого никакого движения вперед не будет.

«Сейчас мы делаем межгосударственные стандарты, применяемые на добровольной основе. Я никогда не думал, что наше сообщество специалистов по охране труда настолько необольшевистское. Оно говорит: либо черное, либо белое. Либо обязательное, либо нам не нужно. Так не бывает.

Недостатки сегодняшней политики Регулятора в том, что он пытается детально прописать обязанности работодателя. А это неверно. Должно быть сделано, как на Западе: нужно четко прописать общую обязанность работодателя провести анализ и оценку риска, предотвратить смертность, а остальное – пусть налаживает сам, как душе угодно. У одного будет одна методика, у другого – другая. Все должно определяться на практике.

Я патриот своей страны, но на Западе пройден гораздо более долгий путь капитализма, на который наша страна только вступает. Нам нужно брать западные механизмы управления рисками, ошкуривать их под российские условия и использовать», – заключил Г.Файнбург.

_DSC5600.JPG

Необходима модернизация СОУТ

Все эксперты, принявшие участие в опросе, согласились с тем, что специальная оценка условий труда в ее нынешнем виде не эффективна и требует модернизации. Например, по мнению В.Дмитрука, «у СОУТ есть недостатки даже по сравнению с АРМ. Необходимо сделать целесообразный синтез, взять кое-что у аттестации, добавить все то, чего не хватает, и тогда нам удастся сделать эту систему оценки более корректной, учитывающей не только вредные и опасные факторы, но весь комплекс факторов, воздействующих на человека на рабочем месте. Поэтому модернизация необходима».

Олег Зимин добавил к этому, что для того, чтобы у СОУТ было будущее, необходимо учесть в ней фактор травмоопасности, оценка которого будет гармонизирована с гигиеническими факторами, позволит определить уровни риска травмирования и составить конкретные мероприятия. А вот по мнению Г.Файнбурга, «специальная оценка условий труда была задумана не столько для анализа условий труда, сколько для более жесткого решения вопросов с компенсациями. Она выполнила свою основную задачу: пенсии разрушены, компенсации убраны. Многие рабочие места теперь декларируются как безопасные и для них как продолжение исследований безопасных условий труда СОУТ больше не нужна, в этом виде она, конечно, умрет. Но поскольку эта система уникальна, аналогов ей в мире нет, то во что все это превратится предсказать невозможно. Это знает только регулятор, и то не факт».

Аутсорсинг может быть опасен

Интересная дискуссия развернулась по вопросу, на который, казалось бы, есть очевидный ответ. Нужно ли официально разрешить охрану труда на аутсорсинге в организациях с численностью более 50 человек. И тем не менее, точки зрения разделились.

Например, работающий на крупном и опасном производстве Виталий Дмитрук, считает, что на подобных предприятиях, имеющих лицензию на эксплуатацию пожаровзрывоопасных производственных объектов, охрана труда должна быть своя и всегда под рукой. «А по поводу аутсорсинга на ремонтные, например, или строительные работы, то у меня отношение очень осторожное. Здесь, можно сказать, также действует закон Парето: 80% затруднений связано с 20% работ, которые отданы на подряд. Ремонтные работы, сервисное обслуживание, охрана труда – у меня всегда больше доверия, когда это делают свои проверенные люди. Ничего в этом сложного нет. Создай свой отдел или службу, расширь его в случае необходимости, – и вот уже все у работодателя близко, любой вопрос решается быстро, прямо на месте». Впрочем, в завершении своего ответа эксперт согласился, что и ему бывает иногда необходимо проконсультироваться со специалистами в области охраны труда из аутсорсинговых компаний, поскольку у них наработан гораздо больший опыт в некоторых конкретных сферах деятельности. «Всё зависит от ситуации. При этом в критериях выбора вопросам безопасности я придаю приоритетное значение по сравнению с вопросами текущей экономической выгоды», – подчеркнул В.Дмитрук.

С тем, что аутсорсинг в крупных компаниях разрешать не нужно, согласен и Г.Файнбург. Впрочем, как оказалось, связано это скорее не с тем, что это бесполезно или опасно, а с наличием в законодательстве огромного количества лазеек, которые позволяют обходиться и без этого. Например, по его мнению, гораздо проще взять человека из аутсорсинговой компании на 1/100 или даже 1/1000 ставки, что не запрещено законом. Зато и профессионалы привлечены, и человек нужный в штате есть.

С более лояльными точками зрения выступили Олег Зимин и Мария Коновалова. По словам первого, «все должно быть сбалансировано. Есть предприятия, кому это просто необходимо, когда таким образом привлекаются более высококвалифицированные специалисты. Есть предприятия, которым это не нужно. Нельзя один и тот же шаблон ставить на разные виды экономической деятельности».

С этим мнением согласна и М.Коновалова, которая отметила, что в рамках аутсорсинга не следует ко всем компаниям подходить одинаково. «В производственных организациях должен быть свой специалист по охране труда, который находится всегда под рукой, знает всех мастеров, начальников участков, с которыми необходимо работать. Но в офисах необходимость постоянного присутствия специалиста по охране труда не настолько целесообразна. К тому же подобные специалисты, особенно высокой квалификации, очень дорого стоят. Не каждая офисная организация может себе такого позволить. А держать его просто потому, что он должен быть по закону, наверное, неверно».

Так что, даже в таком, казалось бы, понятном вопросе, истину следует искать как всегда посередине.

_DSC5664.JPG

Достаточна ли ответственность работодателя?

Этот вопрос, который плавно вытек из проблемы аутсорсинга в сфере охраны труда, также оказался достаточно спорным. Так, например, Виталий Дмитрук считает, что ответственность работодателя ужесточать уже некуда, а сосредоточиться следует на повышении ответственности работников. «В современной версии законов работодатель уже зажат, ему некуда улизнуть. Генерального директора по любому поводу можно наказать. А я бы хотел, чтобы ответственность была взаимной. Все мы видели в кино или в новостях американских солдат, которые в жару, обливаясь потом, бегут в своих касках и бронежилетах. И не снимают, потому что если снимут и что-то с ними произойдет, то они сами будут виноваты и сами понесут ответственность. Вот так должно быть и на производстве. Снял противогаз, проявил личную неосторожность – будь готов к наказанию», – заключил эксперт.

Отчасти с этим согласилась и Мария Коновалова, которая считает бессмысленным дальнейшее ужесточение ответственности именно для организаций. Однако при этом, по ее мнению, необходимо продолжать искать пути того, как мотивировать работодателя к налаживанию эффективной системы обеспечения безопасности труда работников.

Остальные участники дискуссии эту точку зрения не поддержали. Так, например, по словам Олега Зимина, ответственность работодателя однозначно нужно увеличивать. «Я 40 лет занимаюсь расследованиями. Очень редки случаи (Чернобыльская авария), чтобы серьезно попалось первое лицо. Основную ответственность несут (отбывают условные или конкретные сроки, «сидят» или бегают по прокурорам) мастера и другие низовые звенья. К ответственности нужно привлекать работодателя. Только тогда он повысит внимание к охране труда, будет решать её вопросы серьезно. Подумает о том, чтобы профинансировать замену устаревшего оборудования, приобрести плакаты, застраховать производство. Мастер и рабочие этого ничего не могут».

С другой стороны подошел к проблеме Г.Файнбург, который считает, что сейчас у работодателя есть возможность уйти от ответственности, не нанимая людей в штат. «Сегодня мы идем к тому, что у нас вырастет травматизм, но мы его не увидим, он будет скрыт, пройдет как полученный в результате не трудовых отношений работника, а гражданско-правовых, через заемный труд, через дистанционную работу или вообще через черный нал, как это бывает на маленьких предприятиях. Вот это проблема. Работодатель должен знать, что он несет ответственность. И если у него нет трудовых отношений, его нужно серьезно наказывать, может быть, даже сажать в тюрьму», – подытожил он.

Учиться очно хорошо, дистанционно - плохо

Проблема качества обучения специалистов по охране труда обернулась неожиданно живой дискуссией, причем у каждого эксперта была своя точка зрения. В первую очередь, конечно, все споры развернулись вокруг того, можно ли чему-то обучить людей на дистанционных курсах и если да, то правильно ли это.

Начало дискуссии положило выступление Олега Зимина. «В основном все говорят, что система обучения охране труда не удовлетворительна. Следовательно, нам надо задать вопрос: а почему плохо учат? Ответов несколько. Один из них в том, что обучающие организации выживают. Поэтому стараются сделать пониже себестоимость, побольше прокрутить участников курсов. Они оказываются оторванными от конечного результата, т.е. от понимания того, зачем они учат», – отметил эксперт. В качестве примера для подражания выступающий рассказал о том, как ему однажды довелось пройти обучение в специализированном центре с представителями профсоюза машиностроителей Германии. Оказалось, что учебные центры там входят в состав страховых компаний. И чем больше они вкладывают в обучение и надзор, тем меньше травм и тем выше получаемая страховщиками прибыль. То есть они заинтересованы выучить так, чтобы человек не получил травму.

Конечно, у нас в стране до этого еще очень далеко. Страховщики строят свой бизнес совершенно по другим принципам. Ну а наличие других проблем, в том числе, откровенных фальсификаций, и вовсе обрекает на неудачу все попытки сделать обучение цивилизованным и полезным для профессионалов процессом. В этом второй ответ на причины плохого обучения.

«Что касается дистанционного обучения, то этот вид повышения квалификации, безусловно, полезен лишь как дополнительный, по отдельным, централизованно составленным, вопросам охраны труда, в сочетании с очной системой», – завершил О.Зимин.

«В настоящее время идет подмена понятий. Почти везде и всюду дистанционное обучение – это просто продажа документов, без реального обучения. Формально, вроде, все как требует Минтруд, а на деле – ноль», – сетует Григорий Файнбург.

С этим согласен и Виталий Дмитрук, который отмечает появление в интернете огромного количества профанаций, например, предложений получить сертификат ISO14001 или 9001 за 15 тысяч рублей. «А потом люди придут на опасный производственный объект и без Бога в голове чего-нибудь натворят. Мне такие не нужны. Я против», – отметил он. И продолжил: «Понятно, что истина не однозначна, везде есть свои нюансы. Но обязательно должно быть качество. Человек должен понимать после обучения, какие риски у него есть на рабочем месте и что он должен сделать в случае непредвиденной ситуации».

Подытожила дискуссию М.Коновалова, которая отметила, что, к сожалению, в современных рыночных условиях работодатели не всегда готовы отпускать работников на очное обучение, и поэтому без дистанционных курсов не справиться. Но при этом, если человек не хочет обучаться или ему не интересно, его не обучить ни на очных лекциях, ни при помощи вебинаров, ни заочно. Поэтому важно делать занятия интересными, вовлекать слушателей. И это уже задача обучающих организаций.

Нет неважных тем

Дискуссия, которая получилась в ходе блиц-опроса редакции, показала, насколько важно лишний раз поднять тот или иной вопрос, обсудить проблемы. Ведь на многие, даже, казалось бы, банальные вопросы, может быть несколько не банальных ответов.

Правда рождается в дискуссиях, и это самое главное.


 


21.12.2016