Победить бедность: когда рыба лучше удочки

Кира Магид
Победить бедность: когда рыба лучше удочки
Почему бедные чаще совершают преступления? Почему они более подвержены ожирению? Почему они употребляют больше алкоголя и наркотиков? Короче, почему бедные принимают так много дурных решений? И вообще, почему сейчас, когда благосостояние многих стран выросло по сравнению с прошлыми веками, бедняки все равно там остаются? (Здесь, конечно, надо оговориться, что «бедность» - понятие относительное: бедный в Уганде отличается от бедного в США или даже в России).


"Чем мы будем обедать?"

Немецкий ученый Рутгер Брегман в своем исследовании «Утопия для реалистов», пытаясь ответить на эти вопросы, выразил сомнение в безупречности современных экономических теорий, необходимости подсчёта ВВП и в убеждении о необходимости зарабатывать на жизнь тяжёлым трудом.

По статистике, бедные больше занимают, меньше откладывают, больше курят, меньше занимаются спортом, больше пьют, едят менее здоровую пищу. «На тренинг по управлению собственными финансами бедный запишется в последнюю очередь, - добавляет Рутгер Брегман. - Бедные зачастую пишут худшие заявления о приёме на работу и приходят на интервью в самом непрофессиональном виде».

От Австралии до Англии и от Швеции до США укоренилось представление о том, что человек должен преодолеть свою бедность сам. А стимулы - образование, и все благонамеренные подталкивания, по мнению Эльдара Шафира, психолога из Принстонского университета и Сендила Муллайнатана, экономиста из Гарварда, лишь ухудшают ситуацию.

В новой революционной теории бедности, представленной Шафиром и Муллайнатаном, исследователи обращают внимание на то, что обездоленные обладают невероятной способностью сводить — в краткосрочной перспективе — концы с концами. Однако, вопросы «Чем мы будем обедать?» и «Как дожить до конца недели?» не дают сосредоточиться и подумать о будущем.

«Они принимают плохие решения не потому, что сами они дурные, - говорит Эльдар Шафир, - а потому, что живут в контексте, в котором любой будет принимать дурные решения».

По словам ученого, когда «слишком мало времени, денег, дружбы, еды — всё это вносит вклад в «ментальность дефицита». Люди ведут себя иначе, когда им кажется, что чего-то недостаточно, и каждый день дефицит (времени или денег) ведёт к немудрым решениям. Болезнь эта хроническая, от бедности не удается отдохнуть.

Считается, что помочь бедняку приобрести статус человека из среднего класса может образование. Однако, по мнению Рутгера Брегмана, в реальности, все эти бюрократические правила и бумажная волокита, призванные отсекать тех, кто не нуждается по-настоящему в помощи, приводят к отрицательному результату. Бедные, испытывающие самые большие лишения, просят о помощи последними.

Целый массив социальных программ остаётся не востребованным теми самыми людьми, которым они призваны приносить пользу. «Некоторые стипендии назначаются лишь тридцати процентам из тех, кто имеет на них право, хотя исследование за исследованием показывают, что подобная стипендия — несколько тысяч долларов — может всё изменить», — говорит Шафир. Экономисты думают, что, если есть возможность подать заявление на такую стипендию, бедный студент подаст его. Тем не менее, на деле сделать это молодому бедняку мешает психологическая зашоренность.

Британский исследователь Ричард Уилкинсон говорит, что бедность, особенно в богатой стране, порождает «психосоциальные последствия» неравенства, что проявляется, например, в недоверии к незнакомцам и тревогах по поводу своего статуса. Возникающий как следствие стресс, в свою очередь, является главной причиной заболеваний, в том числе хронических.

В то же время «некоторое неравенство» стимулирует работу предпринимателей, деньги — очень действенный побудительный мотив. «Самым удивительным открытием, - считает Рутгер Брегман, - является, наверное, то, что от слишком большого неравенства страдают даже богатые. Они тоже становятся более склонными к депрессии, подозрительности и испытывают огромное множество трудностей в социальном плане».


бедность2.jpg


Бедняки не дураки

Что же делать для решения проблем бедности? Во многих обществах существует стереотипное мнение, что некоторые люди не умеют обращаться с деньгами, иначе бы они не были нищими.

«В результате, для того, чтобы им «помочь», создано несметное число хитроумных программ поддержки, с бесконечным бумагомаранием, системами регистрации и армией инспекторов, и всё это крутится вокруг библейского принципа: «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь», (Второе послание к Фессалоникийцам, 3:10)» , - иронизирует ученый. По его наблюдениям, последние годы правительственная помощь всё больше сосредоточивалась на трудоустройстве. Посыл расхваленного перехода «от пособий к оплачиваемому труду» ясен: «дармовые деньги воспитывают в людях лень». «Только это, судя по наблюдениям, не так», - заявляет Рутгер Брегман.

Например, Бернард Омонди, приводит пример ученый, житель бедной части Запдной Кении, годами получал по два доллара в день, работая в каменоломне. Однажды утром ему пришло весьма своеобразное сообщение. На его банковский счёт только что перевели сумму в 500 долларов. Это почти его годовой доход.


Через несколько месяцев в деревню, где проживал Бернард, приехал журналист New York Times. Деревня была полна наличных. Но их никто не пропивал. Вместо этого люди чинили дома и открывали мелкие предприятия. Бернард вложил свои деньги в новый мотоцикл и зарабатывал шесть-девять долларов в день извозом. Его доход вырос втрое с лишним.

«У неимущих появляется выбор, — говорит Майкл Фей, основатель GiveDirectly — организации, благодаря которой у Бернарда появились деньги. — И, по правде говоря, я не думаю, что знаю их потребности». Майкл Фей не даёт людям рыбу и даже не учит ловить её. Он даёт им наличные, считая что настоящие эксперты по нуждам бедных — сами бедняки.

Рутгер Брегман приводит данные, что, согласно исследованию Массачусетского технологического института (МТИ), денежные субсидии GiveDirectly стимулируют длительный рост доходов (до 38% по сравнению с доходами до получения грантов) и приобретение недвижимости и домашнего скота (до 58%), одновременно уменьшая число дней, когда детям нечего есть, на 42%. Более того, 93% пожертвований попадают непосредственно в руки реципиентов. Ознакомившись с данными GiveDirectly, Google вскоре пожертвовала ей два с половиной миллиона долларов.

В 2008 году правительство Уганды решило выделить двенадцати тысячам человек в возрасте от 16 до 35 лет по 400 долларов. Единственное, что требовали от реципиента взамен, — представить бизнес-план. Через пять лет доходы получателей, вложившихся в собственное образование и бизнес, выросли почти на 50%, а шансы получить работу — более чем на 60%.

«Исследования во множестве стран убедительно доказывают, что «бесплатные деньги» работают,- говорит Рутгер Брегман. - Учёные уже связывают безусловные наличные выплаты со снижением уровней преступности, детской смертности и недоедания, с частотой подростковой беременности и прогулов, а также с ростом школьной успеваемости, экономики и равноправия полов».

Учёные Университета Манчестера приводят множество примеров, когда выдача наличных без каких-либо условий или с незначительными оговорками помогала. В Намибии показатели недоедания прямо-таки спикировали (с 42 до 10%), как и показатели по прогулам (с 40% до нуля) и преступности (на 42%). В Малави посещаемость школы девочками и женщинами выросла на 40% независимо от того, как выдавались деньги — с какими бы то ни было условиями или без них.


По данным немецкого ученого, больше всего пользы от «бесплатных денег» детям. Они меньше страдают от голода и болезней, становятся выше ростом, лучше успевают в школе, шанс эксплуатации их труда снижается.
«От Бразилии до Индии, от Мексики до Южной Африки программы выдачи наличных стали последним криком моды Глобального Юга, - отмечает Рутгер Брегман. - Когда ООН формулировала цели развития, изложенные в «Декларации тысячелетия» 2000 года, об этих программах никто ещё и не слышал, а к 2010-му они охватили более 110 миллионов семей в 45 странах». (Интересно, каковы бы были результаты при таких экспериментах в России?)


бедность1.jpg


Исследователи из Университета Манчестера суммировали преимущества этих программ – кроме того, что снижается бедность, домохозяйства начинают по своему усмотрению распоряжаться деньгами; появляется разнообразная долгосрочная польза в области доходов, здравоохранения и собираемости налогов; и, на удивление, эти программы дешевле других.

«Так зачем посылать к нуждающимся дорогостоящих белых людей на внедорожниках, - задает вопрос Рутгер Брегман, - Когда можно просто отдать бедным их зарплату? Особенно, если это позволяет убрать из уравнения липкие пальцы социальных служб? К тому же «бесплатные деньги» смазывают колёса экономики в целом: люди больше покупают, что стимулирует занятость и доходы».

По мнению немецкого исследователя, пока бесчисленные организации помощи и правительства убеждены, будто им известно, что нужно бедным, они буду тратить деньги на школы, солнечные панели и скот. Конечно, наличие коровы лучше её отсутствия. Но какова цена? Исследование в Руанде, например, показало, что помощь в содержании одной тельной коровы (включая семинар по дойке) обходится примерно в 3000 долларов. Это пять годовых доходов руандийца.

«Бедность не показатель глупости, — подчёркивает экономист Джозеф Хэнлон. — Нельзя вытащить себя из болота за шнурки собственных ботинок, если у вас вообще нет обуви».

Чем хороши деньги в таком формате, когда их просто дают нуждающимся? Прежде всего, люди могут купить на них то, что им действительно необходимо, а не то, что им нужно по мнению других, считающих себя экспертами.

Исследование Всемирного банка, когда раздали «дармовые» деньги заядлым неимущим пьяницам, курильщикам в Африке, Латинской Америке и Азии показало, что в 82% всех проанализированных случаев снижалось и потребление алкоголя и табака.

«И всё же аргумент о лености бедняков приводят снова и снова. Сама устойчивость этого представления подтолкнула учёных проверить его истинность, - заключает Рутгер Брегман. - Всего несколько лет назад престижный медицинский журнал Lancet подытожил свои наблюдения: бедные, получая деньги без каких бы то ни было условий, обычно склонны больше трудиться».


Читайте также:



30.05.2018