Когда работа становится привилегией

Кира Магид
Когда работа становится привилегией
Сейчас, когда мир столкнулся с реалиями постиндустриального общества, работа становится дефицитом. При этом человек всегда хотел освободиться от труда, который ему неинтересен и к которому нет призвания. Что на самом деле происходит, и какие перспективы в отношении организации и распределения работы у нас в будущем?

По данным социологических опросов, люди в отношении к труду делятся на три категории:

  • те, кто считают его бременем, но без него жизнь не обеспечить;
  • те, кто считает его способом самореализации;
  • те, кто относится к работе как возможности общения, зарплата при этом – не главное.
По мнению социолога Доменико де Мази, почетного профессора римского университета «Сапиенца», утверждение, что человек создан для труда, неверно. Человек рожден, чтобы заниматься творчеством и воспроизводством себе подобных. Труд же, действительно, дает возможность заработка, социализации и реализации.

А что же происходит в действительности? Люди производят все больше благ и услуг при все меньших трудовых затратах. «Об этом человечество мечтало всегда, - говорит Доменико де Мази». Чтобы затрачивать меньше усилий на производство и связанную с ним деятельность, и были изобретены сначала конвейер, потом автомобиль, телефон, компьютер. В этом и состоит диалектика».


Многие эксперты уже сейчас пророчат, что работы в мире будет все меньше, и характер ее изменится. Смогут ли люди при этом и как себя накормить, одеть и не подвергнуться истощающей депрессии?


Доменико де Мази приводит данные, что, например, в середине XIX века, когда Маркс писал свой «Капитал», в Манчестере, 96 процентов трудящихся составляли рабочие. Сегодня в мире их лишь 30 процентов. Напротив, умственной деятельностью заняты 70 процентов работающих, причем около половины зарабатывают креативным трудом — можно сказать, творчеством.

творч.jpg

Однако в наши дни, как и 200 лет назад машины стали вытеснять рабочих, компьютер отбирает работу у служащих, а искусственный интеллект уже вступает в конкуренцию с представителями творческих профессий.
По мнению итальянского социолога, число людей, которые будут заняты трудом, доставляющим удовлетворение, а тем более удовольствие, будет сокращаться. Большое количество выпускников вузов не могут найти работу по специальности уже сейчас.

«Налицо замедление социальных лифтов, вымывание глобализацией мелких предпринимателей, ремесленников. В будущем большинство работающих будет заниматься не тем, чем хотели бы. Но еще больше будет тех, кто лишится и этой возможности»,- предрекает Доменико де Мази.


Действительно, когда повсеместно заметна тенденция на интенсификацию производств, борьба с безработицей становится проблематичной.


Неоплачиваемые сверхурочные - давно правило, а не исключение. «В Италии, например, 2 млн менеджеров и служащих каждый день работают на два часа больше, чем положено. А ведь эти часы могли бы дать 500 тысяч рабочих мест», - приводит данные социолог.

Поэтому, чтобы решить проблему трудоустройства, (уже не важно, нравится ли людям определенная трудовая деятельность или нет), нужно сокращать рабочее время. В этом варианте становится легче перераспределить массив работы между большим количеством людей. Это также один из оптимальных способов решить проблему выхода на рынок труда молодежи, которой, по мнению Доменико де Мази, «все труднее пробиться через пожилых, которые держатся за свои места».

Другие эксперты этот тезис считают спорным, поскольку в разных странах, отраслях и компаниях как раз широко открыты двери для молодых специалистов.

Экономист Джон Мейнард Кейнс (1883-1946), один из основоположников макроэкономики как самостоятельной науки, предрекал, что к 2030 году человек будет работать 15 часов в неделю. Германия, например, подтверждает этот тезис, практически решив проблему молодежной безработицы за счет того, что стимулирует частичную занятость и сокращенный рабочий день. В стране в среднем рабочее время составляет 1400 часов в год.


торговец.jpg

«Идея перераспределения рабочего времени продвигается и в Италии, - говорит Доменико де Мази, - но пока в рамках отдельно взятых предприятий. Так, например, практикуется так называемый этический банк времени — сотрудник, нуждающийся в отгулах, может «внести» в этот банк свои рабочие часы, а те, кому нужна подработка, могут этими часами воспользоваться».

По словам эксперта, основная проблема — правильно распределять блага, в том числе и работу, которая действительно прямо на глазах становится привилегией. Другое дело, что ее все равно, как и общественных благ, на всех не хватит и назревает необходимость в распределении и того, и другого. По мнению социолога, коммунисты в свое время научились распределять и труд, и богатство, но не умели его создавать. А капиталисты умеют производить, но распределять пока так и не научились.

«Более или менее справедливое распределение и труда и богатства невозможно при всеобщей бедности и отсталости, - объясняет Доменико де Мази. - А вот в богатом и развитом обществе это возможно и необходимо». По словам ученого, чтобы решить проблему бедности сегодня, есть два способа. Первый – выделять субсидии и пособия безработным и тем, кто находится за порогом бедности. Это могут быть разные категории бедных. Работающие, у которых есть дети, тоже часто попадают в эту категорию. Эти пособия, особенно в отношении безработных, обычно оговариваются рядом условий, предусматривающих, что получатель пособия должен искать работу, готов переквалифицироваться, переехать и т. д. Однако, чтобы проверять все эти данные, чтобы создать систему переобучения, нужна целая инфраструктура, которой, по словам Доменико де Мази, в Италии нет, а чтобы создать ее нужны годы.

«И потому мой рецепт, - говорит ученый, - ввести «доход по гражданству» (безусловное минимальное пособие для всех, кто не имеет работы) и одновременно предпринимать усилия для создания той самой инфраструктуры по мониторингу, переобучению и прочей помощи проблемной категории населения. Подобного опыта в мире нет, но идея витает в воздухе: соответствующая программа — пока на несколько тысяч человек — уже обкатывается в Финляндии, Голландии и Канаде».

Сергей Туркин, эксперт в области устойчивого развития считает, что ошибка основной концепции Маркса в том, что он разрабатывал теорию производства, и при этом «вывел за скобки» распределение товаров и услуг – таким образом, получился «однорукий бандит».


Производственная функция – это слепок социальных отношений, отражает современные процессы в обществе. То есть экономике нужна большая мобильность с учетом потребностей человека, и помочь ее устойчивости может тренд гуманизации, социализации, «очеловечивания» работы, «работы с человеческим лицом».


Новая концепция провозглашает, что главное - выяснить, что нужно людям, и, исходя из потребностей, выстраивать систему образования, определять, какие нужны рабочие места. «Драйвером этих перемен становится не государство, не корпорации, которые ищут человека под работу. Это мобильный малый и средний бизнес,- полагает Сергей Туркин, - социальное предпринимательство, которые уже сейчас составляют целые сегменты в экономике разных стран, в т.ч. и в России. Этот бизнес подстраивается под реальные потребности человека, а не под «клиента» и «покупателя», под которых формируются завышенные, необоснованные и раскрученные рекламой спрос и предложение. В этой системе всем найдется применение».



С использованием материала журнала «Огонек»

16.05.2018