На рынке СОУТ всего около 15 крупных игроков

Николай Кривозерцев
На рынке СОУТ всего около 15 крупных игроков

Рынок услуг в сфере охраны труда в последние годы переживает не лучшие времена. Меняется законодательство, работодатели пытаются экономить, недобросовестные исполнители демпингуют и фальсифицируют данные. Особенно это характерно для услуг в сфере специальной оценки условий труда.

Как отмечает в интервью редакции «Протруд» генеральный директор Ecostandard Group Николай Кривозерцев, «в СОУТ самый жесткий демпинг. Примерно тоже самое можно сказать и про различного рода обучения. Сейчас нередки предложения просто о приобретении корочки.

Среднерыночная цена спецоценки упала примерно в 4 раза. При этом стали не редкими ситуации, когда выигрываются тендеры и заключаются договора со стоимостью по 60 рублей за рабочее место. Уровень профанации и формализма зашкаливает. СОУТ стала превращаться в процедуру, за которой совершенно ничего не стоит».

Ред.: Рынок услуг в сфере охраны труда, особенно СОУТ, в последние годы нестабилен. Принимаются новые законы, меняются правила игры. Каковы основные тенденции последних лет?

Н.К.: Наша компания специализируется на 6 направлениях деятельности. При этом по каждому из них мы отмечаем общее падение рынка. А ситуация, которая складывается в сфере специальной оценки условий труда, на наш взгляд, вообще феноменальная. Еще три или четыре года назад если аттестацию одного рабочего места делали, например, за 700 рублей, то туда тут же приходила проверка от СРО или ГИТ, которая почти всегда выявляла нарушения. Все заканчивалось серьезными санкциями, вплоть до приостановки деятельности. Потому что стоимость этих работ варьировала на уровне 2500-3000 рублей. А сегодня получить 700 рублей за спецоценку одного рабочего места – практически удача. Иными словами, среднерыночная цена СОУТ упала примерно в 4 раза. При этом стали не редкими ситуации, когда выигрываются тендеры и заключаются договора со стоимостью спецоценки по 60 рублей за рабочее место. Уровень профанации и формализма зашкаливает. СОУТ стала превращаться в процедуру, за которой совершенно ничего не стоит. Потому что за такие деньги сделать ничего невозможно. Кажется, даже себестоимость просто печати необходимых документов уже выше.

Ред.: С чем эта ситуация связана?

Н.К.: Я думаю, есть несколько наиболее важных причин.

Во-первых, государственное регулирование по-прежнему недостаточно. С одной стороны, появился реестр Минздравсоцразвития, в который вносятся организации, допущенные до проведения СОУТ, стала строже работать Росаккредитация, появились экзамены для экспертов, которые проводит трудовая инспекция. Но, тем не менее, десятки и сотни компаний, особенно региональных, продолжают жестко демпинговать. У них все еще существует множество лазеек для того, чтобы выдавать халтуру.

Во-вторых, я бы отметил недобросовестность и непрофессионализм заказчиков. Например, по-прежнему тендеры на проведение СОУТ в расположенных на окраинах нашей страны офисах каких-нибудь сетевых государственных организаций, может выиграть неизвестная компания, предложившая цену 100 рублей за рабочее место. Понятно, что физически невозможно организовать там выездные работы за эти деньги. По нашему опыту, подобные исполнители рассчитывают на то, что им удастся договориться с заказчиком и выполнить все работы «на бумаге». Руководству компаний это ведь тоже проще – никто не ходит по офисам, не мешает работать, не выявляет ничего опасного для жизни и здоровья сотрудников.

Ред.: А Вашей организации никогда не приходилось идти на демпинг?

Н.К.: Приходилось, но в нашем случае мы работали себе в убыток. Мы – крупный игрок на этом рынке и иногда вынуждены снижать цену, чтобы, например, сохранить партнерские отношения с нашими старыми крупными клиентами. Или чтобы выкинуть кого-то с рынка. Но не для того, чтобы фальсифицировать данные.

Ред.: А заказчик чем-то рискует, соглашаясь на фальсификации?

Н.К.: Конечно, рискует. Он может столкнуться с достаточно серьезными проблемами. Его сотрудники могут пожаловаться в трудовую инспекцию. Ведь по действующему законодательству каждый сотрудник является участником спецоценки – он должен рассказать, с какими вредными факторами сталкивается, какие опасные ситуации бывают. После этого работники подписывают документ, что их рабочие места действительно изучались, оценивалась напряженность трудового процесса, проводились необходимые замеры и анализы. При этом трудовая инспекция постоянно предоставляет все больше возможностей сотрудникам для жалоб. Скоро, как ожидается, будет разработано и выпущено даже специальное приложение для смартфонов, в котором можно будет легко написать жалобу.

Ред.: Что, на Ваш взгляд, необходимо для улучшения ситуации на рынке?

Н.К.: Очень хочется, чтобы компании, которые идут на такое сильное снижение цен, понимали, что это сначала заведет рынок наших услуг в тупик, а потом убьет. Если не работать качественно, если эксперты привыкнут к халтуре и потеряют все свои компетенции, то тогда какой будет смысл в наших услугах?

Кроме того, эти компании должны понимать, что если они будут работать некачественно, то не смогут выходить на крупные промышленные предприятия, сетевые компании. Следовательно, не смогут развиваться и это, в свою очередь, приведет к их закрытию.

Уровень понимания ответственности должен расти как со стороны заказчика, так и исполнителя, и государства. Только тогда этот рынок можно будет привести в порядок. А это очень важно. Ведь за каждой специальной оценкой условий труда на рабочем месте стоит здоровье сотрудников. Я считаю, что никогда не стоит забывать о том, что СОУТ – это не просто бизнес. Это важная работа для людей.

Ред.: Может, все дело в том, что слишком много офисных работников?

Н.К.: Это заблуждение. Просто слишком много жадных работодателей. Стоит выехать из Москвы и Санкт-Петербурга в регионы, и там уже развитая промышленность. Взять тот же Новосибирск или Екатеринбург. И тем не менее, нередки случаи, когда на крупных промышленных предприятиях руководство вызывает главного инженера, представителей организации, проводящей СОУТ, и начинает давить, что «такой класс условий труда не нужен, т.к. он сопряжен с серьезными льготами и компенсациями для сотрудников». Требуют перемерять, снижать значения и пр.

Нередки случаи, когда исполнителям приходится идти на встречу таким заказчикам. Кто-то прогибается полностью и готов подписать все, что ни попросят. Вплоть до того, чтобы класс условий труда вредный или опасный, подразумевающий отпуск 50 дней и ранний выход на пенсию, заменить на допустимый, как в обычном офисе.

Другие пытаются оставаться в определенных рамках, находить лазейки в нормативных документах, чтобы и заказчик остался доволен, и людям можно было помочь.

Ред.: Как можно объяснить работодателю, что нельзя подделывать результаты СОУТ?

Н.К.: Мы всегда пытаемся объяснять заказчику, что фальсификации приведут к проблемам как для нас, так и для него. Нас лишат аккредитации, а он прославится как работодатель, который не думает о своих работниках. На этом этапе, кстати, может даже профсоюз подключиться, а этого не желает ни один руководитель.

Ред.: И что, удается таким путем добиваться положительного отклика?

Н.К.: Если у руководителя есть время вас выслушать, если он открыт для диалога и настроен конструктивно, то это удается. В противном случае у исполнителя просто могут не принять выполненные работы, придумав или создав для этого миллион причин. Например, три дня не пускать в помещения, а потом заявить, что работа не проводится.

Как правило, если исполнитель оказывается несговорчивым, заказчик по тем или иным причинам находит возможность расторгнуть договор, а затем подбирает более лояльного исполнителя. И с этим, к сожалению, ничего не поделать.

Ред.: На Ваш взгляд, какова объективная стоимость СОУТ на сегодняшний день?

Н.К.: Надо понимать, что есть такие рабочие места, которые и за 10 тыс. рублей не исследуешь. Например, в местах захоронения ядерных отходов, где требуются сложнейшие исследования. Стандартная же стоимость, которая справедлива, я думаю около 1500 рублей. Эта цена складывается из проведения комплексных замеров, работы эксперта и текущих расходов на производство отчета и отправку его заказчику.

Ред.: На сегодняшний день введена персональная ответственность экспертов за результаты их работы по СОУТ. И это все равно не помогает очистить рынок от недобросовестных игроков?

Н.К.: Я надеюсь, что в ближайшее время данная мера приведет к положительному эффекту. Эксперты появились совсем недавно, поэтому еще рано оценивать эффективность этой меры. Люди пока не поняли реальность своей ответственности, не столкнулись с прецедентами наказаний. Главное, чтобы весь этот механизм не превратился просто в сбор денег за сдачу экзаменов.

Ред.: Сколько, по Вашим оценкам, на рынке СОУТ крупных игроков?

Н.К.: Такую оценку не очень-то просто провести. Нужно отслеживать суммы контрактов, сложность выполняемых работ, количество рабочих мест, по которым проведена оценка, регулярность появления новых заказчиков. То есть, компания, которая вчера появилась на рынке и каким-то образом смогла получить договор на 300 млн рублей, не является, на наш взгляд, крупным игроком. Потому что через полгода может просто исчезнуть. Еще есть исполнители, аффилированные с конкретными холдингами, которые заказывают СОУТ только у них. Такие организации вообще сложно назвать «игроками на рынке». Я думаю, что крупных компаний, которые обрабатываю около 40% всего рынка СОУТ, около 15. Всего же на рынке более 500 организаций.

Ред.: Что позволяет возглавляемой Вами компании удерживаться на рынке?

Н.К.: Мы все время работаем над совершенствованием нашей деятельности, пытаемся всеми возможными способами повысить эффективность труда. Для этого мы разрабатываем и внедряем свое программное обеспечение, думаем над логистикой и пр. Все направлено на то, чтобы ускорить нашу работу, и, следовательно, сделать ее менее затратной. Например, еще год назад мы не смогли бы работать по средней цене 1000 рублей за рабочее место. А теперь это наша реальность.

Ред.: Демпинг характерен только для СОУТ? Или в других направлениях работы в сфере охраны труда он тоже есть?

Н.К.: В СОУТ самый жесткий демпинг. Примерно тоже самое можно сказать и про различного рода обучения. Сейчас нередки предложения просто о приобретении корочки.

Более или менее ровно развивается рынок консалтинговых услуг. Связано это с тем, что тут нужно реально работать, да и рынок этих услуг еще очень молодой, только формируется.


12.12.2016